Расположение здания

«Дом со львами» играет важнейшую роль в градостроительной планировке Северной столицы. Находясь на треугольном «острове», особняк формирует привычные очертания и исторический облик Исаакиевской площади. От него же берет свое начало одна из магистралей знаменитой «лучевой системы», пронизывающей историческую застройку Санкт-Петербурга.

На момент строительства Исаакиевского собора в 1818 северная часть площади имела форму неровной трапеции. Поэтому Монферран занялся перепланировкой пространства вокруг возводимого храма.

Решено было придать северной части Исаакиевской площади прямоугольные очертания. От северо-восточного угла площади был отрезан участок в виде прямоугольного треугольника между Исаакиевским собором, Адмиралтейским и Вознесенским проспектами. Эта идея исходила от Александра I, обучавшегося строительным работам с детских лет и имевшего самостоятельный опыт архитектурного проектирования.

Интересна легенда, рассказывающая о личном участии императора в судьбе «Дома со львами». Однажды, проезжая по городу в сопровождении своего адъютанта Лобанова-Ростовского, Александр I высказал неудовольствие по поводу неприглядного вида Исаакиевской площади. Будто бы князь промолчал, а спустя год показал императору громадный особняк, выстроенный за свой счет и по собственной инициативе. Разумеется, занять участок в центре столицы без официального разрешения было невозможно. Однако подобный поступок – взяться за строительство огромного здания на собственные средства, дабы проявить верноподданнические чувства перед государем — вполне укладывался в менталитет российской аристократии XIX века.

В период Николаевского царствования идея Монферрана была развита созданием еще одного прямоугольного пространства между Большой Морской улицей и Мойкой (1839-1853, архитекторы - ученики Монферрана А. Штакеншнейдер и Н. Ефимов). Этот этап завершил расчленение громадной территории Исаакиевской площади на три элемента, связанных иерархией разновеликих пространств.

По просьбе императора Огюст Монферран и Карл Росси использовали при проектировании дома Лобанова-Ростовского и здания Главного штаба композиционные элементы дома Фитингофа на углу Адмиралтейского проспекта и Гороховой (1788, архитектор Дж. Кваренги). Это обеспечило связность всей колоссальной композиционной системы - от здания Генерального штаба до Исаакиевской площади. Эффект был бы еще сильней, если бы Монферрану удалось реализовать свой замысел, оформив фасадом, идентичным парадному фасаду дома Лобанова-Ростовского, торец квартала по другую сторону Исаакия.