Между войнами

Неудачи русской армии в войне с Японией вскрыли отставание вооруженных сил империи от уровня ведущих мировых держав. Во Всеподданнейшем докладе по Военному министерству за 1905 год отмечалось: «Минувшая война с Японией подвергла нашу армию жесткому испытанию, выяснила и подчеркнула все недостатки и пробелы в ее комплектовании, подготовке и снабжении».2

Сложная международная обстановка, чреватая возникновением новой, еще более масштабной войны на Западном театре, а также ослабление страны в ходе внутренней революции 1905–1907 гг., указывали на необходимость радикального преобразования всей военной системы России.
 
Реформы проходили в два этапа.3 В первые годы (с 1905 по 1908 гг.) была проведена децентрализация высшего военного управления, принят ряд самых неотложных мер по восстановлению боеспособности армии и флота без каких-либо крупных изменений в их организации и техническом оснащении. Одновременно с этим шла разработка концепции последующего развития вооруженных сил.

В ходе второго этапа (с 1909 по 1912 гг.) осуществлялись мероприятия по реорганизации армии и улучшению ее технического оснащения. Их необходимость определялась возросшими экономическими возможностями государства и военной угрозой со стороны государств Тройственного союза (в первую очередь –  Германии и Австро-Венгрии).

Прежде всего, изменения в военной организации страны коснулись системы высшего военного управления и входящих в нее учреждений. 28 февраля 1905 года было принято решение образовать высший военный орган – Совет государственной обороны (СГО). Это решение обосновывалось тем, что в стране отсутствовал руководящий центральный орган,4 координирующий действия сухопутных сил и военно-морского флота.5 Именно в этом усматривалась одна из важнейших причин неудачного исхода русско-японской войны.

08 июня 1905 года было утверждено «Положение о Совете государственной обороны». Согласно документу, председатель СГО наделялся наибольшей властью в стране после императора и входил в состав Кабинета (с октября 1905 г. – Совета) министров.

На СГО возлагалось обсуждение важнейших проблем государственной обороны. К таковым относились: реализация общих мероприятий, отвечающих актуальной политической обстановке и обеспечивающих укрепление военной мощи государства; разработка т.н. «главнейших предположений» военного и морского ведомств о проведении подготовительных работ в случае военного положения; а также о внесении изменений в деятельность военного и морского ведомств, вызванных особыми обстоятельствами. Задачей СГО являлось также наблюдение за реализацией мер, относящихся к реорганизации обороны страны.1


__________________________________
1
Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем сенате. 1905. Отд. I. Первое полу-годие. Спб., 1905. № 96. С. 804.

В свою очередь, в Военном министерстве была учреждена должность начальника Генерального штаба армии,6 который подчинялся «…непосредственно верховной власти…».7 Также из состава Военного ведомства было выделено Главного управление Генерального штаба (ГУГШ).

Военный министр А.Ф. Редигер, сменивший на этом посту В.В. Сахарова, так отзывался о сложившемся положении: «В военном деле не должно быть места ни двоевластию, ни многовластию. До 1905 г. так и было: единственным ответчиком перед государем императором по делам военного ведомства являлся военный министр; но в 1905 г. из Военного министерства было выделено Главное управление Генерального штаба, во главе коего был поставлен вполне самостоятельный начальник, а затем были образованы фактически независимые от Военного министерства четыре генерал-инспектора. Таким образом, в настоящее время единое высшее военное управление распалось на шесть частей, а с учетом канцелярии Совета государственной обороны - даже на семь».8

Значительная часть командного состава в войсках откровенно выражала недовольство сложившемся положением.9 Председатель думского комитета по обороне А.И. Гучков отмечал: «…эти два учреждения (СГО и ГУГШ) разделили власть военного министра, обессилили и обезличили его».10 Государственная дума потребовала от СГО коренного улучшения организации высшего военного управления. Для этого было необходимо объединить разрозненные учреждения и добиться согласованной работы всей системы.11

12 августа 1909 г. СГО был упразднен, Генеральный штаб вошел в состав Военного министерства. Все полномочия по управлению родами войск перешли к начальникам соответствующих главных управлений. При этом военные округа (а их насчитывалось 12) не претерпели значительных изменений.

Вместе с тем, в некоторых документах, разработанных ГУГШ, просматривалось стремление увязать вопросы реформирования армии с более масштабными государственными задачами.12 П.А. Столыпин предложил разработать специальную концепцию военных реформ, отвечающую следующему требованию Николая II: «Общий план обороны государства должен быть короткий и ясный – на одно или два десятилетия».13

07 мая 1908 года на рассмотрение Совета министров был представлен первый вариант «Общего плана обороны Государства»,14 получившего в своем окончательном виде название «Доклада о мероприятиях по обороне государства, подлежащих осуществлению в ближайшее десятилетие».15 Этот документ во многом предопределил характер преобразований системы военного управления и дальнейшее развитие вооруженных сил России.

В 1909–1912 гг. основное внимание при осуществлении реорганизации армии было уделено усилению полевых войск. Согласно взглядам руководителей военного ведомства, именно на них должна была лечь вся тяжесть первого этапа вооруженной борьбы в будущей кратковременной войне.

К 01 сентября 1910 года армия перешла на новую организационную систему. Итогом принятых мер стало существенное сокращение расходов на содержание и управление армией. Более того, в результате грамотного планирования ресурсов удалось добиться некоторой экономии бюджетных средств. В ходе реформы упростилась организация пехоты, ее состав стал более единообразным, совершенствовалась организация дивизий и корпусов.

В рамках реформ начала XX века ликвидировались дорогостоящие и слабые в боевом отношении резервные и крепостные войска, стоимость содержания которых в мирное время доходила до 86 656 442 руб. Это позволило высвободить 12,3 тыс. офицеров, более 1,2 тыс. классных чинов (чиновников), 334, 5 тыс. унтер-офицеров и солдат.1 Были сформированы 7 новых полевых дивизий и одна стрелковая бригада. В целом, полевая пехота увеличилась на 13% и составила 70 дивизий и 18 стрелковых бригад.2)


________________________

1РГВИА.. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 156.. Л. 45.
2Ростунов И.И. Указ. соч. С. 55.

Следующим этапом явилось изменение дислокации армии с целью более равномерного распределения вооруженных сил по территории империи. Новое размещение войск дало возможность приблизиться к территориальной системе, при которой призыв проходил по месту жительства граждан. Тем не менее, полностью эта система утвердилась лишь к началу Первой мировой войны.

Одной из острых и сложных проблем, стоявших перед Военным министерством, была необходимость коренной технической модернизации российской армии и подготовки соответствующих кадров, знакомых с современным военным оборудованием. Перевооружение армии продолжалось, несмотря на ограниченное финансирование и трудности с размещением военных заказов.

В 1909–1910 гг. Военным министерством были приняты на вооружение новые образцы орудий: для полевой гаубичной артиллерии - 48-линейная (122-мм) гаубица образца 1909 г., для полевой тяжелой артиллерии – 42-линейная (107-мм) пушка образца 1910 г. На вооружение горной артиллерии поступила трехдюймовая пушка образца 1910 г.1 В каждом пехотном полку было начато формирование пулеметных команд. В войска в 1910 г. было направлено 864 пулемета. К 1 января 1911 г. при каждом из 352 пехотных полков состояла пулеметная команда. 123 команды имели по 8 пулеметов, а остальные – по 4 пулемета. Было принято решение о начале формирования 26 конно-пулеметных команд 8-пулеметного состава дня каждой кавалерийской и казачьей дивизии. К 1912 г. было подготовлено 126 офицеров-летчиков и сформировано 8 авиационных отрядов. Для управления новым родом войск в составе Главного управления Генерального штаба была сформирована воздухоплавательная часть.2)


 

_________________________
1
Барсуков Е. Русская артиллерия в мировую войну. М., 1938. Т. I. С. 29.
2РГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 111. Л. 10.

Также Военным министерством предпринимался ряд мер, направленных на улучшение подготовки офицерского состава. В этих целях были переработаны учебные программы военных училищ с резким увеличением времени на практическое занятия по военным дисциплинам. В связи с этим реорганизации подверглась вся система военно-учебных заведений.

Большое внимание уделялось министерством и комплектованию армии унтер-офицерским составом.16 По распоряжению ведомства, было разрешено дополнительно оставлять на сверхсрочную службу по три младших унтер-офицера и ефрейтора на роту и ей равные подразделения.

В целом, в ходе реформ 1905–1912 гг. была проведена значительная реорганизация вооруженных сил, серьезным изменениям подверглась система военного управления. Многие результаты военной реформы начала XX века, такие как система военно-учебных заведений, подходы к призыву и комплектованию армии, принципы подготовки младших чинов, были сохранены и в советский период.


_________________________________________________________________________

Раздел подготовлен по материалам книги "Очерки истории Военного министерства". 1802–2002 гг. М., 2003.
1РГВИА. Ф.1. Оп. 2. Д. 88. Л. 2.
2См.: Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. Т. 5. С. 245; Отечественные военные реформы XVI–XX веков. С. 100 и др.
3Оба эти вида вооруженных сил находились в ведении независимых друг от друга ведомств: Военного министерства и Мор-ского министерства.
4Еще в марте 1904 г. генерал от инфантерии, генерал-адъютант граф Н.И. Бобриков (с августа 1898 г. финляндский генерал-губернатор и командующий войсками Финляндского военного округа) представил Николаю II записку с резкой критикой сло-жившихся в военном ведомстве порядков и в качестве выхода из создавшегося положения предложил учредить особый надведомственный орган – Совет государственной обороны во главе с императором или «лицом государевой заслуги» 5(ГАРФ.          Ф. 543. Оп. 1. Д. 20. Л. 40–41).
6Там же .
7«Русский инвалид». 1905. 22  июня. № 132.
8
РГВИА. Ф. 830. Д. 131. Л. 3.
9РГВИА. Ф. 1. Оп. Д. 348. Л. 3
10Гучков А.И. К вопросу о государственной обороне. Речи в Государственной думе третьего созыва. 1908-1912 гг. М., 1915. С.
11См.: Государственная дума. Третий созыв: Стеногр. отчеты. 1908 г. Сессия  первая. СПб., 1908. Ч. III. С. 1664.
12РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 168. Л. 159-196.
13Отечественные военные реформы XVI–XX веков. С. 105; Саксонов О.В. «Военные реформы 1905–1912 гг. в России и их влияние на военное искусство». Диссертация канд. ист. наук. М., 1994. С. 78–79.  
14РГВИА.. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 156. Л. 1–23.
15Там же. Д. 153, 154.
16ГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 6659. Л. 18.